Налогообложение криптовалют в мире: Где, как и главное сколько

0

Блокчейн-индустрия в целом и торговля, и инвестиции в криптовалюты, в частности, становятся все более регулируемыми. Но вместе с государственным регулированием появляется и его вечный спутник — налоги. Поскольку криптовалюты являются частью новой отрасли, то и практика взимания налогов с их оборота находится на начальной стадии. И все же, она уже есть. Где и как собираются налоги с крипто-инвесторов и компаний и какую часть прибыли от инвестиций в крипто-активы приходится отдавать государству 

США

США — главный рынок для криптовалют, но также это страна со сложной налоговой системой. Государство активно осуществляет регулирование криптовалют, в то время как криптосообщество пытается разобраться в новой для себя практике налогообложения.

Управление налогами в этой стране вверено налоговой службе, или «Службе внутренних доходов» (IRS). IRS определяет криптовалюту как имущество, а не валюту, и применяет к операциям с ней соответствующее налогообложение. Разобраться в нем поможет весьма подробное руководство от Coinbase.

Инвесторы и трейдеры обязаны отчитываться о многих (но не всех) сделках с криптовалютами независимо от того, были ли они прибыльны или убыточны. В США регулируемые площадки сотрудничают с налоговой службой и передают ей информацию о своих клиентах.

В декларации нужно указывать долларовый эквивалент каждой транзакции. Список случаев, о которых нужно отчитываться, обширный, и в зависимости от ситуации могут взиматься разные налоги. Например, если пользователь извлекает прибыль от майнинга, получает вознаграждение за оказанные услуги или проданные товары или даже является участником эйрдропа, то такие случаи рассматриваются как получение дохода, соответственно, к ним применяется подоходный налог (10-37% в зависимости от уровня заработка). Если инвестор продает монеты за фиат или конвертирует в другую криптовалюту, или тратит их на товары и услуги, то в таких случаях применяется налог на доходы от капитала (до 20% для инвестиций со сроком больше 1 года). Для больших доходов может также взиматься налог на чистый инвестиционный доход (около 4%).

Но есть и такие операции, по которым не нужно платить никакие отчисления. Это, например, покупка криптовалюты за фиат и затем хранение ее в кошельке без движения (проще говоря, HODL); пожертвования; переводы монет между своими кошельками.

После того, как крипто-инвестор собрал информацию обо всех транзакциях, он должен посчитать общий доход или убыток за год. Это не сложно, если транзакции можно сосчитать по пальцам руки, но если их сотни? Во-первых, американские криптобиржи предоставляют сервис для подготовки таких отчетов (например, Coinbase). Во-вторых, в США есть большое количество фирм по налоговому консультированию, в том числе автоматизированные. И многие из них помогают разобраться в налогообложении криптовалютных операций.

Если американский крипто-инвестор решит не декларировать какие-либо операции, есть вероятность, что налоговая об этом узнает и применит к нему санкции. Это потому, что IRS может знать данные о налогооблагаемых действиях гражданина. Как объясняет Forbes, IRS использует специальную систему. Работает она достаточно просто: Coinbase, Kraken и другие регулируемые криптобиржи США обязаны отправлять формы налоговой декларации всем пользователям, имеющим более 200 транзакций и $20 000 оборота за год. Копии этих же деклараций направляются в налоговую. Если гражданин не предоставляет заполненную декларацию, тогда программа его отмечает, и пользователю начинают приходить уведомления. Кроме того, налоговая может запрашивать у биржи информацию об интересующих ее инвесторах. Так, летом 2019 года IRS по результатам специального расследования отправила предупреждения о необходимости декларирования операций 10 000 криптотрейдерам.

Организации, так же как и физлица, платят подоходный налог и налог на прирост капитала, причем, доля отчислений в среднем приближается к 50% от общего дохода. Вдобавок к этому, в некоторых штатах компании с криптовалютным профилем должны получать от местных властей лицензию на работу. Чтобы ее получить, компании необходимо соответствовать широкому набору требований. За обладание документом тоже приходится платить. Самый известный пример — BitLicense в штате Нью-Йорк. Однако бизнес недоволен слишком высокими критериями и стоимостью получения лицензии (от $50 000 до 100 000). В результате некоторые криптопредприниматели даже пытаются отменить лицензию через суд.

Островная Европа: Великобритания

Хотя Великобритания все же вышла из Евросоюза, она остается одной из самых финансово развитых стран Европы. Как и в США, в этой стране уже разработаны достаточно подробные правила по налогообложению криптовалютных операций.

Сбором налогов в Соединенном Королевстве занимается Управление (Ее Величества) по налогам и таможенным пошлинам (HMRC). Британские чиновники определяют криптовалюты как ценный актив, поэтому операции с ними подпадают под действие налога на прирост капитала, в некоторых случаях — налога на доход. Физлицам необходимо платить налоги с операций с крипто-активами по схеме, аналогичной с США (заработок в криптовалюте и майнинг — налог на доход, остальные виды операций — налог на прирост капитала).

Ставки налогов тоже зависят от размера дохода, но в то же время немного отличаются в зависимости от региона (например, в Англии и Шотландии). Годовой доход ниже £12 500 подоходным налогом не облагается, а для больших заработков действует плавающая ставка от 20% до 45%. Что касается налога на прирост капитала, то он составляет 10% при общем доходе от инвестиций менее £50 000 за год и 20%, если этот показатель выше.

Любопытно, что HMRC действует в унисон с американской IRS. Так, летом прошлого года британская налоговая проводила аналогичное IRS расследование доходов своих граждан, торгующих на биржах. Это стало известно после того, как крупнейшие биржи, например, Coinbase, получили от HMRC запросы о предоставлении финансовой информации о британских пользователях.

Кроме того, HMRC выделила средства на создание ПО для мониторинга блокчейнов ведущих криптовалют. Будущее решение должно устанавливать личность пользователей за тем или иным адресом в блокчейне, вычислять, на что пользователь тратит монеты, проверять связь с даркнет-площадками и незаконными сервисами, а в перспективе — уметь анализировать приватные криптовалюты. Отметим, что ведущие компании в области анализа блокчейна работают в США (Chainalysys и CipherTrace).

Континентальная Европа

В Евросоюзе тоже стараются разработать систему налогообложения крипто-отрасли, в том числе лидеры союза: Франция и Германия. Рассмотрим подробнее налогообложение крипто-отрасли в этих странах.

Во Франции до конца 2018 года криптовалюты рассматривались как частное имущество (такое, как недвижимость или акции), поэтому к доходам от инвестиций в них применялся тот же налог на прирост капитала со стандартной ставкой 36.2%. Однако в конце 2018 года французский парламент рассмотрел ряд предложений по изменению налогового законодательства, направленных на введение льгот для операций с криптовалютами. В итоге были отклонены все поправки, кроме одной — о введении сниженной плоской шкалы налога на прирост капитала. Она составила 30%.

При этом в случае продажи крипто-активов за фиат или получении зарплаты в криптовалютах взимается уже налог на доходы (от 14% до 45%). Впрочем, для организаций применяется более мягкая ставка 31-33%, которая к 2022 году будет снижена до 25%.

Весной 2019 года во Франции был принят закон под названием “PACTE”, который ввел общее регулирование крипторынка и обозначил правовой статус для криптовалют, их операторов, а также ICO. В соответствии с PACTE, в конце прошлого года Комиссия по надзору за финансовым рынком страны (AMF) выпустила подробное руководство по лицензированию компаний, которые проводят какие-либо операции с криптовалютами. Появилось понятие провайдера услуг по цифровым активам, были установлены требования (например, в части кибербезопасности), которым должны соответствовать компании, чтобы зарегистрироваться в реестре регулятора. Отдельные правила выпущены для криптокастодианов, бирж и брокеров. В конце прошлого года AMF в впервые официально одобрила проведение первого легального ICO. При этом токенсейлы (кроме STO) теперь квалифицируются как продажа товаров и услуг, поэтому эмитент обязан оплатить НДС в размере 20%. Если токен является ценной бумагой, к нему применяется только небольшая комиссия за регистрацию.

В сентябре прошлого года Министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр в интервью Bloomberg сообщил, что операции по обмену одного токена на другой налогом облагаться не будут вовсе. Это позволит упростить проблему с отслеживанием транзакций. По словам министра, именно продажа криптовалюты за фиат является оптимальным налоговым событием. Ле Мэр также уточнил, что НДС будет взиматься только в случае, если криптовалюта используется для приобретения товаров или услуг.

Несколько по-другому дело обстоит в Германии. В контексте подоходного налогообложения еще в 2013 году министерство финансов признало биткоин и другие монеты «частными деньгами», особым типом виртуальной валюты, который в то же время рассматривается как законная расчетная единица. Поэтому при использовании, например, биткоина для оплаты услуг физлицу не нужно платить НДС. Хотя бизнес, который предоставляет сервис по обмену криптовалют, НДС платить обязан.

Больший интерес представляет налог на доход. С точки зрения собственности, криптовалюты классифицируют как нематериальное имущество, и по отношению к ним подоходный налог не применяют, но при одном важном условии: если на момент продажи (как на фиат, так и на другие токены) крипто-активы были во владении дольше одного года. Поэтому ходлеры могут расслабиться. При более коротком сроке применяется прогрессивная шкала подоходного налога (от 14% до 45%, а при годовом доходе ниже €9400 евро — 0%).

Азия

Некоторые страны идут «особым» путем. Или хотя бы раздумывают об этом. Один из таких случаев — Южная Корея.

Торговля криптовалютами в этой стране крайне популярна. В апреле прошлого года местные СМИ сообщали о росте доли взрослых и экономически активных граждан (в возрасте от 25 до 64 лет), владеющих криптовалютами. Кроме того, средний объем владения крипто-активами поднялся до $6000.

Пока доходы от торговли криптовалютами в Южной Корее налогами не облагаются, однако власти рассматривают возможность введения налога в размере 20% на доход аналогично сбору, который уплачивается от выигрыша в лотерею.

А вот в Японии, где торговля криптовалютами тоже очень популярна, действует жесткое налогообложение в отношении криптотрейдеров. Как отмечает CoinDesk, доходы от инвестиций в криптовалюты определены как «дополнительный доход», на который действует повышенная ставка вплоть до 55% (тогда как, например, доходы от инвестиций в ценные бумаги облагаются по ставке 20%). Видимо, поэтому участники крипторынка Японии стараются не декларировать свои заработки. Так, в июне налоговые органы страны заявили о том, что криптокомпании и трейдеры не доплатили в казну порядка $93 млн. После этого чиновники начали расследования в отношении 30 компаний и 50 пользователей. Правительство также объявило о планах по повышению прозрачности крипто-индустрии — в частности, запросило у местных бирж данные о транзакциях их клиентов.

В Японии предпринимаются попытки снизить налоговую нагрузку на криптосферу: в конце 2018 года в парламент страны был внесен соответствующий закон, а в прошлом году отраслевая ассоциация попросила снизить налоги на криптовалютные транзакции финансового регулятора (FSA). Об ответе чиновников, впрочем, не известно.

Россия

Любопытно, как будет развиваться ситуация с налогообложением криптовалют в нашей стране, премьер-министром которой недавно стал бывший глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин. На посту руководителя ФНС ему удалось добиться существенного повышения собираемости НДС, в том числе за счет цифровизации платежей.

Скорее всего, Россия пойдет по пути большинства других стран: как говорил Мишустин в интервью РБК, криптовалюты целесообразно рассматривать как финансовый инструмент, нежели платёжное средство. Соответственно, с операций с криптовалютами будут взимать стандартный налог в размере 13% от прибыли, как это уже предписывают внутренние документы Минфина и ФНС.

Впрочем, сбор налогов осложняется неопределенностью правового статуса криптовалют, а также отсутствием регулируемых криптобирж внутри России и технических инструментов деанонимизации блокчейн-транзакций.

Дивный новый мир криптоналогов

Во многих развитых странах государственные органы активно взялись за взимание налогов с игроков крипто-индустрии. В более редких случаях власти, наоборот, стараются смягчить налоговую нагрузку. На это есть две основные причины: или поддержка крипто-индустрии, или же попросту отсутствие инструментов глубокого мониторинга блокчейнов.

Пока анализ блокчейн-транзакций ограничивается введением обязанности для пользователей и компаний отчитываться о своих финансах. Напомним, что Управление по налогам и таможенным пошлинам Великобритании это признает и уже начало работу по созданию необходимых инструментов.

Использование криптовалют в коммерции отследить сложно, поэтому многие страны просто отказались от взимания НДС (по крайней мере, пока). Чиновники сосредоточили основные усилия на сборе налогов на доходы. С учётом того, что законодатели вынуждают торговые площадки раскрывать все данные о своих клиентах и об их операциях, сделать это становится всё проще.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.